Сексуальный рассказ

    0
    32
    просмотров
    https://zen.yandex.ru/media/mbricks/seksualnyi-rasskaz--5aabbb68dcaf8e4afd56a471

    Это случилось, когда я работала в школе преподавателем английского. Школа была с усиленным изучением языков и в программу старших классов входили просмотр кинофильмов на английском, и для этого был оборудован небольшой зал с креслами в виде амфитеатра, где на самом верху находилась довольно таки старенький кинопроектор. Киносеансы показывались днем и в продленку для тех из-за других занятий не смог просмотреть фильм или для отстающих учеников, кому нужно было практиковаться чаще обычного. Я в то время лишь недавно закончила педагогическое училище, мне было 23 года, и личная жизнь моя, мягко сказать, складывалась из рук вон плохо. Хотя однокурсники и считали меня довольно привлекательной, но на курсе у нас их было четверо, и они увлекались моими более доступными подругами. У меня конечно имелся сексуальный опыт, я еще в школе гуляла с одним парнем, потом тоже были разнообразные связи, но то ли партнеры мне попадались никуда негодные (обычно ведь все проходило на вечеринках, когда мужчины уже порядком поддатые и секса скорее хотят, чем могут). В общем, за последние три месяца мужчин у меня не было и случай как-то не представлялся. А женской сексуальности необходим выход, мне же было не 16 лет, а 23. И я стала замечать за собой странные особенности. Мне почему-то стали нравиться короткие мини юбки, обтягивающие платья, блузки и топы с глубоким вырезом. Взгляды, которые бросали на меня мужчины в метро или автобусе, совсем не раздражали меня, а, наоборот, возбуждали, что больше всего смущало меня, это то, что мои ученики тоже стали обращать на меня внимание: то заглянут в вырез, то залезут под парту, чтобы посмотреть на мои ножки. И мне было стыдно, но это возбуждало меня с каждым днем все сильнее. Я даже стала расстегивать на одну пуговичку больше на блузке и иногда не носить лифчика. В тот день, когда произошел столь памятный для меня сеанс, я и была так одета: в белую блузку, слегка расстегнутую из-за майской жары, юбку, которая подчеркивала мои довольно таки широкие бедра, лифчика и чулок на мне не было. Народу пришло не много, большинство сидело на передних рядах, и лишь два отъявленных прогульщика из девятого «Б» устроились на галерке в моем ряду подальше от выхода. Кино началось, я смотрела его сотню раз и погрузилась в свои мечты о прекрасном принце, хотя в голову шел только недавний урок, когда отвечающий ученик в момент, когда я нагнулась над партой, довольно нагло заглянул мне в вырез блузки, и мне показалось, что ему удалось увидеть мою грудь почти целиком. Это воспоминание заставило меня покраснеть, но в темном зале его не видел, как и не видел, что грудь моя начала твердеть от нескромных мыслей. И тут я услышала в левом ухе чей-то шепот: — Алиса Константиновна, а можно в туалет выйти? — это был один из двоечников, которому я загородила путь к проходу. — Да, конечно, — ответила я и почувствовала, как он начал протискиваться между мной и сиденьем. Я была уверена, что там достаточно места, но он слегка прижался бедрами к моей попке, а потом и положил руку мне на бедро. — Ой, извините, — пробормотал он и быстренько вышел из аудитории. Через пять минут он уже возвращался и на этот раз прижался сильнее и руки положил на оба бедра. — Простите, чуть не упал, — без нотки сожаления сказал он, и я почувствовала как он легонько сжал мои бедра. Пока я думала, что сказать нахалу, он уже занял свое место. Странное чувство овладело мной: я знала, что обязана дать отпор молодому наглецу, но с другой стороны от этих прикосновений какая-то истома охватило мое истосковавшееся без ласки тело. Можно ?- услышала я очередной шепот, и уже не дожидаясь моего ответа почувствовала прикосновения рук к бедрам. — Вам неудобно? — прошептали еще тише. — Нет, нет, все нормально, проходи, — тоже почему-то зашептала я. И тут меня сильно прижали к столу с кинопроектором, руки подростка оставались на моих бедрах, и я почувствовала, что к моим ягодицам прижимается что-то помимо чужих бедер. — Что ты делаешь? — удивленно восклицаю я. — Я хотел посмотреть как работает проектор: Да и Вы сказали, что все нормально, — без тени оправдания сказал парень и, убрав одну руку с бедра, протянул ее к аппарату: Вот это что за кнопочка? — сгиб его локтя прижался к моей груди, а своим тазом он так прижался к моей попочке, что я даже сквозь юбку и его брюки чувствовала его напряженный пенис. — Это: это кнопка показывает сколько осталось в проекторе пленки, зеленая — есть, красная — уже кончается: — И сколько осталось? — Минут 25, ответила я и почувствовала как он начал покачивать бедрами и его ладонь сжала мою грудь. — Тогда нам хватит: — я могла угадать его усмешку, но уже не могла ничего с собой поделать. Грудь моя напряглась под его пальцами. Мое тело предательски отвечала на его толчки. -Нет… Пожалуйста, нет, — я шептала и чувствовала, что уже не могу сопротивляться своим желаниям. Рука подростка проникла мне под юбку и начала ласкать мою голую ногу, а вторая рука уже расстегнула кофточку и вовсю гладила упругую грудь и отвердевшие соски. Я пыталась думать о том, что я делаю что-то неправильно. Пыталась даже вырваться, но что я могла поделать? Не включить же свет, чтобы все присутствующие застали нас в такой позе? И я решила, чтобы все это прошло как можно быстрее и незаметнее. Ну и конечно, чтобы я получила удовольствие. Я так давно его не получала. J Тут я почувствовала что мою юбочку задирают. Она была узкая и это заняла некоторое время. Зато с трусиками он справился быстро, тем более я ему помогла. Блузка моя уже к тому времени была расстегнута и мои твердые груди чуть ли не светились в темноте. — Ну как нравится? — сказал парень и засунул мне руку между ног. Боже, там уже было все мокро. Я закрыла глаза и закусила губу, чтобы не застонать. — О, да вся течете, Алиса Константиновна, — ухмыляясь проговорил ученик и засунул мне во влагалище палец. — Мммм: — только и смогла я промычать я, а руками стала массировать свои груди. — Алиса Константиновна, а хотите я воткну в Вас свой хуй? Я покраснела, потому что поняла, что я хочу это, что мне не достаточно всего лишь его пальца, что я хочу быть трахнутой вот так в классе почти у всех на глазах. В конце концов, я хотела достичь оргазма!!! — Я не слышал ответа? с издевкой говорил мне парень в ухо, его руки терзали мои груди, а головка члена упиралась в мои половые губы. — Ну? — еще раз спросил он меня. -Да: прошептала я. — Полностью: говори полностью, — издевался он надо мной. Я так хотела этого, что мне все равно было, что говорить, я хотела почувствовать в себе член, я хотела достичь оргазма, да и все, что я уже сделала, вряд ли усугубило бы мою вину. И я ответила: — Да: я хочу чтобы меня оттрахали, я хочу, чтобы ты меня проткнул своим членом: — Да ты шлюха, Алиса Константиновна, — тихо засмеялся он и разом всадил мне свой член на полную длину. Он был не такой большой, но мне и не надо было длиннее. Мне нужно было, чтобы он продолжал движения. И он старался как мог, его поршень входил в мою щелку сильнее и сильнее, а руки мяли мою грудь, сжимая соски. Я даже начала подмахивать попкой и постанывать, так как мне нужно было всего несколько мгновений, чтобы достичь наслаждения. И вот момент настиг меня, и я изогнувшись, как кошка, кончила. А похотливый подросток, пристроившись к моему заду, продолжал буравить мою изошедшую соками вагину. И вот горячая струя спермы ударила во внутреннюю стенку моего влагалища, и мое тело опять началось содрогаться в оргазме. Обессиленная я лежала на парте с расстегнутой блузкой и задранной юбкой, бесстыдно раздвинув ноги. Пыхтящий мальчик покинул свой пост и тут я услышала еще один голос: — Ну, что, сучка, готова принять еще одного? — и в меня вонзился еще один член. Этот был больше и длиннее и принадлежал приятелю первого насильника. В захлестнувшей меня страсти я совсем забыла, что на этом ряду сидит еще один ученик. Он уже был разгорячен разгоревшейся перед его глазами сценой и таранил меня без всяких предварительных ласк. — Смотрю тебе одного хуя мало, — шипел он, а моя киска после первого акта принимала его толстый пенис без особого труда. Я даже чувствовала удовольствие, что могу вот так, обслужить несколько мужчин. Новый оргазм начал захватывать меня. — А теперь, Алиса, отсоси у меня, — с этими словами школьник стащил меня со стола, поставил на колени и, буквально, насадил мою голову на свой кол. Одной рукой он помогал моей голове делать движения вверх-вниз, а другой теребил груди. Черт, какие сочные у нее сиськи! А сосет как профи!, — тяжело дыша говорил он соседу, который с нескрываемый интересом смотрел на нашу пару. — Да, видно, не одну сотню хуев отсосала: — ответил тот и достал из штанов уже возбудившийся член. Теперь мне приходилось сосать один член, а второй ласкать своей рукой. Первым кончил тот, у которого член был потолще. Поток спермы ударил мне в горло, и, чтобы не задохнуться я ее проглотила. Он продолжал водить им у меня во рту, пока я не выпила все до капли. Я конечно не против минета, он даже возбуждает меня, но: Но тогда он возбудил меня так, что мне нужен был выход третьей волны вожделения, которая уже приближалась. Одна рука у меня освободилась и я незаметно опустила ее вниз и начала ласкать свой клитор. К сожалению, не совсем незаметно. Ученик, член которого я все еще держала в руках, увидев это, заявил: — Ну ты посмотри! Ее отъебли уже три раза, а ей все мало! Давайте-ка Ваши несравненные сиськи сюда, Алиса Константиновна, — и он начал водить своим пенисом по моим губам, а потом и по грудям. Мои груди очень чувствительны и, когда их касаются, особенно мужским органом, я возбуждаюсь до невозможности. Пристроив свой влажный член между моих грудей юноша начал делать поступательные движения так, что головка члена находилась в сантиметрах от моего лица. Этого я уже вытерпеть не могла и кончила в третий раз. Он последовал сразу за мной. Соленые капли его спермы брызнули на мое лицо, грудь, в мой открытый от страсти рот. — А если красная лампочка тут горит, это что значит? — недоуменно спросил второй мальчишка, чем сразу привел меня в чувство. Я в ужасе оттолкнула партнера, у меня оставалось всего три минуты, чтобы привести себя в порядок пока идут титры. Одернув юбку и застегнув блузку, я засунула мокрые трусы в сумочку, вытерла лицо и шею салфеткой и включила свет. Школьники потихоньку разбрелись по домам. Я надеялась, что никто ничего не увидел и не услышал тех стонов, что раздавались сверху. Но один странный взгляд я на себе поймала. И уже в туалете в зеркале увидела, что блузка моя застегнута на разные пуговицы и в складку виден розовый сосок. С этими двумя хулиганами у меня было несколько приключений, но уже не таких экзотических, как тогда в кинозале. А через полгода я вышла замуж уволилась из школы и переехала в другой район

    #2

    Признаюсь, что давно просекла, что секс — это достаточно однообразная штука. Ну, трахают тебя в разные отверстия, ну, позы несколько разнятся, ну, кончаешь от них ты по-разному. Вот, собственно, и все. Но недавно поняла, что катастрофически заблуждалась. А началось все с того, что одна моя подруга спросила:

    — А хочешь познакомиться с последним настоящим романтиком?

    — Давай, — безрассудно ответила я.

    Для меня романтика что? Д’Артаньян, размахивающий шпагой, Дон Кихот с мельницами, это мужские ипостаси, а женские как-то в голову и не приходят. «Настоящий и последний романтик» носил имя Вольдемар, а по паспорту — Володя. Он был невысок, но строен, и в глазах его виднелась ничем не прикрытая похоть. Или это он на меня так отреагировал?

    Первым его шагом к моей дырочке было приглашение в парк культуры. Пока катались на чертовом колесе, стреляли в тире, ели мороженое, никаких поползновений на мою честь не было. Но когда ему удалось меня, разомлевшую от его обхождения, затащить на американские горки после часовой очереди, тут все и началось. Пока моя матка, а с ней и остальные органы перемещались внутри тела, грозя вырваться наружу, я и не заметила, как рука Вольдемара оказалась в моей промежности. Причем я ведь сама что есть сил сжимала бедрами его пальцы, втискивая их в свою плоть. Лишь когда вагончик остановился и он медленно убрал руку, поняла, что происходило. Можно, конечно, было обидеться, но меня уже заворожило обаяние Вольдемара, и, я это поняла только после последнего аттракциона, во мне уже созрело желание узнать, как же Вольдемар трахается. После осознания этого желания причин скромничать уже не было. Но все равно кокетничала, то позволяя себя поцеловать, то отказывая в этом. Но при этом Вольдемару дозволялось обследовать пальцами новые территории моего тела.

    В конце концов все произошло по плану. Он пригласил меня к себе, а я, подумав для видимости, согласилась. Но пока что ничего особо романтичного в Володе не наблюдалось. Парень как парень. Разве что вежливее и обходительнее, чем большинство моих знакомых. В какой-то момент подумала, что Вольдемар голубой, но он своими говорящими о страсти взглядами рассеивал это впечатление.

    Сначала долго ехали в метро, потом шли, потом ждали автобус, потом опять топали какими-то темными дворами и оврагами. Стараниями Вольдемара обычная поездка оказалась захватывающим приключением. Наконец оказались в его однокомнатной квартире на каком-то высоком этаже. Не зажигая электричества, Вольдемар провел меня в комнату, расставил на полу свечи, зажег их. Пока я курила, он возился в кухне и вскоре появился оттуда голый, но с подносом. Вообще-то совсем голым он не был, на его бедрах висела какая-то матерчатая повязка, которая совершенно не скрывала возбужденный член.

    На подносе оказались бутылка французского шампанского, два бокала и шоколадка. Вольдемар грохнул пробкой об потолоки разлил пенистую жидкость. Мы чокнулись.

    — А ты не переоденешься? — спросил он после первого бокала.

    Я согласилась и через несколько минут оказалась в таком же, как и хозяин квартиры, наряде.

    — Сегодня будем доисторическими людьми, — сообщил Володя и добавил: — Надеюсь, ты не против?

    Против я ничего не имела. Вся эта атмосфера, свечи, шампанское, полуголый вид действовали и расслабляюще, и возбуждающе одновременно.

    Мы выпили еще. Вольдемар подсел ближе и начал сперва ненавязчиво, а потом все активнее прижиматься ко мне и целовать. Я не сопротивлялась. Наконец почувствовала, что встать необходимо, подо мной было влажно. Моя пещерка открылась и уже была готова принять долгожданного гостя. Вольдемар почувствовал это и, немного отстранившись, хитро взглянул на меня:

    — Давай?

    — Давай… — проворковала я.

    — По-моему?

    — Как хочешь… — и это согласие перевернуло все мои представления о сексе.

    Для начала Вольдемар надел на меня какой-то пояс (он оставлял свободным только мой бритый холмик) с лямками через грудь и плечи. Пояс был широкий, грубый, пах свежей кожей, а по бокам и на спине к нему были приделаны металлические кольца. И сам надел такой же, потом началось что-то странное. Он стал привязывать к кольцам на поясе длинные белые канатики, тщательнейшим образом проверяя каждый узел. С собой он сделал то же самое.

    — Зачем это? — не выдержала я.

    — Сейчас увидишь… — романтично проговорил Вольдемар.

    Он привязал оба пучка веревок к крюкам, вделанным в балконную дверь, и, распахнув ее, повел меня на балкон. Да, подумалось мне, на свежем воздухе — это романтично.

    Но все оказалось куда хуже.

    Внезапно Вольдемар подхватил меня на руки и, подойдя к перилам, сбросил вниз. Зажмурившись, завизжала что было мочи.

    Я хотела жить! Лишь через некоторое время поняла, что не падаю, а вишу между небом и землей на высоте жуткого этажа, а рядом болтается Вольдемар, и его руки шарят по мне, пытаясь пролезть внутрь, раздвигая мои заросли.

    — Ты что? — я отпихнула его, но мы оба качнулись в разные стороны и вновь соединились.

    — Я же говорил, мы — доисторические люди. По земле бродят динозавры и саблезубые тигры. А здесь безопасно и можно заняться…

    — Я боюсь… — плача, ответила я.

    — Не бойся, — ласково проговорил Вольдемар. — Я сам боюсь. Но какой кайф!

    От страха и не заметила, что он уже подтащил меня к себе и уже пристраивает на своих бедрах, нащупывая торчащим отростком вход в мое влагалище. Вскоре ему это удалось. Сначала мне было безразлично, мысли занимало одно — скорее выбраться из этой западни. Но как это ни странно, трахание в воздухе полностью поглотило меня, и мне уже было все равно, что под ногами бездна, жесткая земля. Я трахалась и была свободна. Ветер овевал наши тела, мы слегка крутились. Но страх оставался и сжимал мое влагалище, в котором двигался жесткий стержень Вольдемара.

    Вдруг я начала кончать. Это было бесконечно, словно шторм, выбросивший меня на камни и в клочья разрывающий мое тело.

    Кажется, я кричала, но Вольдемар не обращал на это внимания и продолжал крепко держать меня за ягодицы, раз за разом насаживая на член.

    Как я оказалась в квартире — не помню.

    Помню лишь, что в какой-то момент я извлекла из своего ануса горящую свечку, помню, что мы, кажется, трахаясь, шли вверх по ступенькам подъезда, потом, не меняя позы, катались в лифте. Вроде бы встретили какого-то запоздалого алкаша, который пристроился рядом с нами и не хотел выходить на своем этаже.

    Помню, что светили фонари, а мы шли по безлюдной улице. Член Вольдемара блуждал в моих внутренностях.

    Очнулась лишь утром, уставшая и разбитая, как лошадь-водовоз. Я вернулась домой. Через несколько дней Вольдемар позвонил и сказал, что у него есть гениальная задумка. Но я отказалась. Одного сеанса высокой романтики мне вполне хватило…

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Оставьте свой комментарий
    Введите свое имя